Ольга Журавлёва (olgazhuravliova) wrote,
Ольга Журавлёва
olgazhuravliova

Category:

(ПРО КРАСНУЮ КОФФТОЧКУ) ))))))))))))))))))


Звезда «Москвы — Кассиопеи» о своей гибели узнала в Интернете


Ольга Битюкова пригласила «ТН» в гости, в двухкомнатную квартиру в центре Москвы (актриса с мужем Владимиром и сыном Федором)

Ольга: однажды я прочитала в Интернете о том, будто бы актриса Битюкова умерла. Тут же попросила сына завести мне блог в «Живом журнале», чтобы успокоить поклонников

— Нам с Володей не обязательно разговаривать — хорошо просто быть рядом

Фильм «Москва — Кассиопея» сделал знаменитыми юных актеров: Александра Григорьева, Ольгу Битюкову, Ирину Попову и Михаила Ершова (слева направо)

— Сын снимался со мной в рекламе, когда ему было шесть лет. Сейчас он мотомеханик и идти по моим стопам не собирается. И слава богу — хватит одного сумасшедшего в семье!

Муж и сын Ольги — байкеры. Они хотели подарить ей макси-скутер, но актриса отказалась. Предпочитает быть пассажиром В 1973 году на экраны вышел фильм «Москва — Кассиопея» — о том, как подростки отправились в космос. Ольга Битюкова сыграла Варю Кутейщикову. Сейчас Ольга снимается в сериале «Затмение» (ТВ Центр). Анна РОДИНА почитала блог актрисы в Интернете, встретилась с ней и расспросила о детстве и новых проектах.


Ольга Битюкова

Когда и где родилась: 21 марта 1958 года в Москве
Знак зодиака: Овен
Семья: муж — Владимир, плотник, краснодеревщик, строитель; сын — Федор (20 лет), мотомеханик
Образование: окончила Московский технологический институт легкой промышленности и ГИТИС, ныне РАТИ (мастерская Леонида Топчиева)
Карьера: дебютировала в фильме «Москва — Кассиопея» (1973). Сыграла в 30 картинах, в их числе: «Отроки во Вселенной» (1974), «Люблю. Жду. Лена» (1983), «Через все годы» (1984), «Мой любимый клоун» (1986), «По зову сердца» (1986), «Затмение» (2007) и др. Сейчас снимается в сериале «Две судьбы-3», а также играет в антрепризном спектакле «Виновник торжества» в Санкт-Петербурге
Вкусы: еда — морепродукты, овощи, фрукты, сладости, орехи; напитки — чай, кофе, ликер Countreau со льдом и лимоном; книга — «Сага о Форсайтах» Джона Голсуорси; музыка — классическая, песни Александра Градского; стиль в одежде — спортивный
Мечта: много хороших ролей



Я была воображалой

— Ольга, как вы решились завести дневник в Интернете, в «Живом журнале»?

— Однажды я прочитала в Сети: «Пом-ните актрису Ольгу Битюкову из фильма «Москва — Кассиопея»? Месяц назад она умерла!» Я ахнула и тут же сказала сыну Федору, что хочу написать людям: я жива и здорова! Сын завел мне блог в «Живом журнале».

— Разобрались с обидчиком?

— Да, написала ему, что неплохо было бы проверять информацию, прежде чем запускать ее в Интернет. Но вообще-то я, скорее, хотела успокоить тех, кто переживал за меня.

— Как вы попали в фильм «Москва — Кассиопея»?

— Я ведь родилась в актерской семье. Мой отец, Борис Битюков, был прекрасным артистом, мечтой всех женщин Советского Союза. Мою маму, Юлиану Бугаеву, он покорил своей неотразимой улыбкой и какой-то удивительной добротой. К тому же незадолго до их знакомства папа сыграл капитана милиции Мазарина в детективе «Дело № 306» и был на волне популярности. Родители полюбили друг друга, поженились, родилась я. Потом уже мама поняла, что отец — любитель выпить… Его стали снимать с ролей, мама пыталась как-то его лечить, но безрезультатно. И после очередного скандала она с ним развелась… Когда мне было пять лет, в нашем доме появился роскошный мужчина — композитор Владимир Чернышов. Шумный, яркий, обаятельный человек. Мама сказала: «Вот, Олюшка, теперь это твой папа». Двери нашего дома всегда были открыты для гостей: у нас часто бывали актеры, писатели, музыканты. Чернышов писал песни и музыку к кинофильмам. Он дружил с режиссером Ричардом Викторовым с тех пор, как они вместе поработали над фильмом «Переступи порог» (1970). Однажды мы с Викторовым столкнулись в прихожей — и он спросил: «Хочешь сниматься в кино?»

— И вы согласились, не раздумывая?

— Да! Актерское дитя, я мечтала об этом давно. «Возьми у отчима сценарий, — сказал Викторов, — прочти его и подумай, какая роль тебе больше подходит». Я прочла и решила, что хочу играть в «Москве — Кассиопее» Варьку Кутейщикову, первую красавицу класса. Мне страшно понравилось, что в нее влюблены все мальчишки — в свои 13 лет я была ужасной воображалой. Но все оказалось не так-то просто! Я была последней, кого утвердили в наш «экипаж». Пробы шли чуть ли не полгода. Викторов просмотрел огромное количество ребят. На каждую роль претендовали человек по 50-60. У меня было две конкурентки — Вика Изотова, девочка сказочной красоты, и Ира Сабянина из Питера.

— Как вам удалось их обойти?

— Понятия не имею. Пробы были бесконечными — кино-, фото-, какие-то примерки, я ездила на студию им. Горького каждый день... Смертельно боялась камеры, при команде «Мотор!» меня начинало трясти, темнело в глазах и я просто переставала соображать. Мне казалось, что в итоге не утвердят, но, видимо, знакомство режиссера с мамой и отчимом сыграло свою роль. К тому же Ричард Николаевич был уникальным режиссером: он мог в обычном подростке высмотреть именно то, что ему было нужно. Вы обратили внимание: в экипаже «Москва — Кассиопея» мы все очень разные? Наверное, и во мне увидел что-то. Как бы то ни было — меня утвердили. Мама подписала договор со студией, и мне положили зарплату — 100 рублей в месяц.


Середа не мог говорить

— Сколько времени шли съемки?

— Больше года. По тем временам это был невероятно сложный проект — тогда ведь не было компьютерной графики и спецэффектов. Помню, мы снимали в Крыму, на горе Опук, посадку на планету первой капсулы (мобильный космический корабль. — Прим. «ТН») с Варькой, Пашкой и Лбом. Нужно было, чтобы при посадке из-под корабля вырывались пламя и дым. Установили капсулу на гигантский противень, насыпали на него какую-то гадость, все это подожгли — и полыхнул такой огонь! Его отнесло ветром прямо на оператора Андрея Кириллова и режиссера… Ричард Николаевич скомандовал: «Стоп!», мы выскочили из капсулы. Оказалось, куртка режиссера оплавилась на одном плече!

— В фильме между капитаном Виктором Середой и красавицей Варей вспыхивает первая любовь. Как сложились ваши отношения с Михаилом Ершовым, который сыграл капитана?

— Между нами не было романтических отношений. Мишка — очень добрый, этакий «ботан». Заводилами у нас были другие мальчишки — Сашка Григорьев (Павел Козелков), Володя Басов (Федя Лобанов) и Володя Савин (Михаил Копаныгин). Эта троица жестоко подшучивала над Ершовым. А меня бесило, что он им не отвечает.

— Кто бы мог подумать, что капитан Середа — именно такой. В фильме он выглядит мужественным!

— Да, на экране он был красивым, взрослым. А на пробах вообще не мог говорить — у него во рту была «каша». Однажды мы пытались играть с ним сцену, и у меня началась истерика: «Ричард Николаевич, я его не понимаю!» Правда, к концу фильма Миша говорил вполне внятно, и даже сам себя озвучил.

— Вне съемок вы с ребятами дружили?

— Нет, нам хватало общения на площадке. А вне съемок у каждого из нас была своя жизнь. У меня — младшая сестра Люся, которой едва исполнился год, у Надюшки Овчаровой (Юля Сорокина) — хор, в котором она пела, и т. д. Поэтому после съемок мы надолго потерялись. А два года назад мне позвонил Миша Ершов и сказал, что Аня и Коля Викторовы, дети режиссера, собирают наш «экипаж» на день рождения Ричарда Николаевича. Мы все снова встретились, посидели, помянули его, повспоминали наше детство и теперь хоть изредка, но общаемся, чему я очень рада.

— В школе вас считали звездой?

— Одноклассники с уважением отнеслись к моей работе в кино. Мальчишки в классе перестали дергать за волосы и выбивать из рук портфель — зауважали. Автографы, правда, не брали, изредка кто-нибудь забегал к нам в класс — на меня посмотреть.

— А на улицах узнавали?

— Никогда, и это замечательно: я совершенно спокойно могу выйти в магазин или поехать на метро. Хотя в детстве было очень обидно. У нас же началась звездная болезнь! (Смеется.) Казалось, что перед нами открыты все двери.


Кино про меня «вспомнило»

— После выхода «Москвы — Кассиопеи» и продолжения — «Отроки во Вселенной» — предложения сыграть в кино посыпались, как из рога изобилия?

— Я пробовалась в «Розыгрыш» Владимира Меньшова, в фильм «Как царь Петр арапа женил» и другие картины. Ни в одну из них меня не утвердили. Окончив школу, я была в замешательстве: учиться в театральном институте не хотела, потому как обиделась, что меня никуда не утверждают. (Смеется.) Я попыталась поступить в Институт культуры — не прошла. Услышала, что Татьяна Лиознова (режиссер фильмов «Семнадцать мгновений весны», «Три тополя» на Плющихе». — Прим. «ТН») добирает курс во ВГИКе, пошла туда — в длинной маминой юбке, на голове — начес. И в таком виде читала стихи о войне. Конечно, не приняли! На это место взяли Елену Сафонову, с которой мы в детстве жили в одном дворе и отдыхали в одном пионерском лагере… Мама устроила меня в Ленинскую библиотеку в отдел диссертаций. Моя работа заключалась в том, чтобы таскать эти тяжеленные фолианты и выдавать их желающим почитать. Потом я стала работать в Институте легкой промышленности на кафедре общей химической технологии и решила поступать в институт на специальность «конструктор одежды». Я поступила, проучилась в этом институте 3 года — и тут кино про меня «вспомнило».

— Вас наконец-то утвердили на роль?

— Друг нашей семьи Самвел Гаспаров (режиссер фильмов «Шестой», «Хлеб, золото, наган». — Прим. «ТН») пригласил меня на крохотную роль дочки главного героя в картину «Свидетельство о бедности». Потом поступило предложение с киностудии им. Горького — я сыграла в картине «Последний шанс». С этих пор меня звали в кино регулярно. Я снова пришла во ВГИК — на этот раз вольной слушательницей на курс Юрия Чулюкина. Однажды, будучи в Доме кино, познакомилась с Сергеем Никоненко. Он пригласил меня в картину «Люблю. Жду. Лена» на главную роль. Я до сих пор нежно люблю этот фильм. В 1984 году в Киеве снималась в полнометражной ленте «По зову сердца», играла гвардии старшего лейтенанта Тамару Зернову, которая прошла всю войну. После месяца съемок я настолько сроднилась с героиней, что, приехав в Москву на праздник Победы 9 Мая, смотрела на людей и не понимала — почему же мне никто не дарит цветов? (Смеется.) Кстати, в 1989-м я поступила в ГИТИС, меня взяли на второй заочный курс, в мастерскую Леонида Топчиева.


Провали ее!

— А в сериале «Затмение», который сейчас идет на канале ТВ Центр, нравится работать?

— Я привыкла любить своих героинь. Никогда не делила их на положительных и отрицательных. Регину из «Затмения» я хорошо понимаю. У нее непростая судьба: она, что называется, сделала себя сама — свою карьеру, карьеру мужа, родила прелестную дочку. Регина честолюбива и амбициозна и я считаю, это не самые худшие черты человеческого характера. Но мне лично эти качества совсем не свойственны. Никогда не умела идти по головам.

— А сами страдали от этого?

— Да, я всю жизнь боролась за кого-то, пыталась помочь, защитить, устроить в театр. А за себя попросить не могла. Вот сейчас я играю в сериале Валерия Ускова «Две судьбы-3» жену губернатора, счастливую жену и мать. А ведь до этого мы с Усковым не виделись много лет. Он спросил: «Почему не позвонила, не напомнила о себе?» Я ответила: «Валерий Иванович, скажите честно, вам мало артисток звонит и предлагает свою кандидатуру?» Он: «Невероятно много». А я не хочу быть одной из многих…

— Неужели за вас никто никогда не просил?

— Я до сих пор помню потрясающие фотопробы в картину «Гардемарины, вперед!» — я в образе Анастасии Ягужинской, которую потом сыграла Татьяна Лютаева. Тогда, на пробах, я ощутила какое-то странное отношение к себе. Режиссер Светлана Дружинина, увидев меня в первый раз, сказала: «Вы знаете, я очень не люблю, когда мне настоятельно кого-то рекомендуют» Я спросила, о ком это она. «О вас», — ответила Дружинина.

— То есть все-таки кто-то поручился, да неудачно?

— Я до сих пор не знаю, кто! А тогда подумала: этого не может быть. У меня ведь нет покровителей, я даже не состояла в штате «Мосфильма». И вот после кинопроб с юным Сережей Жигуновым я решила посмотреть отснятый материал. Вся сцена построена на Сереже. Спустя год после выхода «Гардемаринов» мы с Жигуновым встретились на «Ленфильме», и он рассказал мне, как обстояло дело. Оказывается, к нему поочередно подходили дамы из съемочной группы и просили: «Провали ее, провали!» Он тогда даже не понял, о чем идет речь. Я, говорит, не умею проваливать партнерш. Кстати, ни ему, ни мне так никто и не объяснил, в чем была причина такого отношения.


С мужем хорошо молчать

— Есть роли, которые вы хотели бы сыграть?

— Я бы с радостью сыграла в костюмной картине героиню в роскошном платье с кринолином… Я умею это носить! Чтобы было много музыки и страстей. Но меня ни разу не утвердили ни в один такой фильм. А вообще ловлю кайф от самого процесса съемок, даже если это не бог весть какой сериал, даже долгоиграющий.

— Как восстанавливаете силы после съемок?

— Уезжаю на дачу. Там, в тишине и покое, мы с мужем Володей можем подолгу молчать: мы вместе уже 20 лет и настолько чувствуем друг друга, что слова не нужны. Нам с ним просто хорошо быть рядом.

— Ваш супруг — актер?

— Что вы, нет. Хватит и одного сумасшедшего в семье! Он столяр.

— А сын Федор не хочет пойти по вашим стопам?

— Когда сыну было шесть лет, мы вместе снялись в рекламе — изображали здоровую семью. Ему не понравился съемочный процесс. Зато Федор очень обрадовался гонорару! (Смеется.) Так что не думаю, что актерство — это его. Федор и Володя — байкеры. Как-то раз даже хотели купить мне макси-скутер. Это было заманчивое предложение, ведь я очень люблю скорость: и снегоход водила, и на водных лыжах каталась, и на коньках. Но от скутера отказалась. Сказала: нет, ребята, я, пожалуй, еще поживу. Ведь жизнь — такая прекрасная штука!
"ТЕЛЕНЕДЕЛЯ"
О.Ж. ...........
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments